?

Log in

Штабной Monster
Философия военных действий. Война в современности. 
21-июн-2012 02:20 am
херь
В продолжение разбора контекста ведения боевых действий, порядка ведения боевых действий, и практической реализации родов войск.


Декаданс и деграданс.

Итак, в военном искусстве случился форменный декаданс. Частично этому способствовали случайности, но в большей мере эта вина лежит на преставителях правящих классов, которые в современности обычно и являются заказчиками войны. Управление цивилизацией получили какие-то дегенераты, какие-то мелочные людишки, приносящие всё в жертву своим шкурным желаниям. Своим глупым произволам. Люди, неспособные справиться со своими желаниями. Эти людишки видели войну только на картинках, они изнутри и до кончиков ногтей гражданские люди, совершенно избавленные от военных премудростей. Эти людишки совершенно не понимают целей войны, для них война, это просто метод получения желаемого. Метод грабежа. Излюбленный метод грабежа. Эй, военный! Метнись за чайком, его величество откушать хотят!

Представители правящих классов обычно совершенно не осознают своих возможностей, возможностей своих солдат, ну ещё бы, ведь это не им самим войну воевать, а военным, а военные уж там сами как-нибудь. Эти людишки совершенно переоценивают свои возможности, они совершенно не понимают, как можно, как нужно вести войну. В современную эпоху генералами командуют некомпетентные дегенераты.

Очень многие войны начинались иррационально, в дурмане самообмана. Вся история последних веков усыпана примерами бессмысленных нападений. Вспомним Германию, развязавшую две последние мировые войны, это очень характерный пример. Германия дважды вступала в войну со всем миром, она дважды пыталась всех быстро и легко победить, так, как она быстро и легко победила французов в 1870-м. Результат закономерен: удар граблями по лбу. Трагедия, фарс. И война проходит тем хуже, чем она глупее.

Германия нарушила самый главный закон войны: она вела войну ради войны. Войну, без какой-либо возможности достижения цели, войну без возможности победить. Немцы начали войну, не обладая реальными возможностями её выиграть, и в то же время их гордость и гонор не позволяли эту войну быстро слить, ну, раз уж они неспособны победить. И ход немецкой войны требовал всех возможных жертв, немцы в ходе этой бесполезной войны сами убили себя. Два раза подряд.

Германия нарушила второй по важности закон войны: она допустила эскалации войны. Сначала эскалация происходила в рамках воюющих стран, как бездумное преобразование войны с бандитами в войну с государствами, а там и вовсе в тотальную войну, в генацид, а потом эскалация произошла и в международном плане, в войну вступили прежде нейтральные страны, и в первую очередь США. Если в борьбе с Францией и Британией немцы имели хоть какие-то шансы, то миллион китайских американских добровольцев разом всё расставил на свои места.

Мировые войны породили беспринципность и бесчестность, военные преступления, когда некомбатантом было быть не сильно лучше, чем комбатантом, а капитуляция и сдача/взятие в плен из рядового явления войны превратились в позор и самоубийство. Новые игроки поставили на кон всё, что имели, и первым же, с чем они решились растаться, была их Честь. Мировые войны велись на уничтожение, и противники использовали любую возможность ослабления врага, даже ложь, даже грязь, даже преступление. Правящие классы превратили войны из меры силой в грязные, низменные, подлые разборки. Это потому что эти правящие классы сами состояли из грязных, низменных, подлых людей.

Мировые элиты последних веков сплошь состояли из презренных, подлых людей, погрязших в всех возможных грехах, погрязших в безумии. Хотели ли простолюдины исполнять волю презренных, подлых, безумных людей? Конечно же, нет. Простолюдины находились в оккупации, они находились на положении рабов, и армии мировых элит, это армии рабов. Стройные шеренги, форменные робы, личные номера, и надсмотрщики, с оружием наизготовку. Мятеж в армии, это было явление рядовое, как пожар в казарме, как взрыв склада боеприпасов, как летний дождь. Солдаты были враждебны элите, а единственными верными людьми были офицеры, представители самой элиты, и все остальные должны были быть бесправными, как скот.

Аристократы и офицеры во все времена были противопоставлены народу и солдатам. Солдаты были лишь чуть меньшими врагами с офицерами, чем с формальным врагом, и офицеры ценили жизни своих солдат лишь в той мере, которой требовало продолжение войны. Офицеры солдат не берегли, напротив, солдаты были офицерам как расходный материал. Аристократов совершенно не волновала цена войны, и армия аристократов была в высшей мере неэффективна. Аристократов совершенно не волновала необходимость войны, войны случались от нечего делать, просто так, как нечаянный пук. Это была сплошная, непрерывная война. Война с своим народом. Аристократы убивали своих солдат по любому поводу, по любой своей прихоти. Аристократы считали своих солдат за патроны в магазине, которыми надо стрелять. Народ в понимании аристократов, это их личный ресурс, средство осуществления их личных целей и не более того. Стоит ли удивляться искажениям, извращениям, неэффективности аристократической военной науки?

Европейские монархии, европейская аристократия, это такая раковая опухоль на теле цивилизации. Европейские монархии живут не проблемами цивилизации, а своими мелочными шкурными вопросами. Однако, изначально монарх не был монархом, он был избираем народом, пока волей случая монархи не смогли свои народы оккупировать, поработить. Раковая опухоль неестественна для здорового организма, и совершенно естественно, что и монархии, аристократии, были отторгнуты своими народами, обезглавлены, пресечены. Эпоха самодурных монархий была сменена эпохой буржуазных революций, население пришло в сознание, и заявило о своих правах. И совершенно естественно, что и военное искусство стало медленно, но верно возвращаться на круги своя.


Революция, она и в военном деле революция.

Либеральные, демократические государства принципиально сильнее аристократических, поскольку в них население не отделяет себя от своих либеральных, демократических правительств. Солдаты либеральных, демократических государств не воюют из-под палки, у таких солдат появляется явление под звучным термином "патриотизм". Население государств нового образца пробуждено, оно находится в диалоге со своим правительством, оно воспринимает пропаганду. Население государств нового образца предельно активно, оно само просится воевать. Таким образом, палочная дисциплина аристократических государств отмерла, и все порождённые ей изъяны стало возможным из армий изъять. И первое же, что произошло, это возрождение инфантерии.

Армии либеральных, демократических государств, это армии совершенно нового образца. Эти армии намного более массовые, чем аристократические, они более гибкие в применении, поскольку не связаны скелетом офицерского состава, да и сам офицерский состав практически утратил свою представительскую функцию, по причине отмирания потребности в ней. Офицеры армий нового образца, это просто проверенные высокообразованные кадровые солдаты, и не более того. Надсмотрщик более не нужен, солдата армии нового образца не требуется дополнительно натравлять и заставлять, он вполне сам, по своей воле, может вести бой. Солдат армии нового образца вполне может действовать автономно, в рассыпном строю, как того требует инфантерия. И отсутствие такой инфантерии было вызвано исключительно традициями, инерцией военной науки, тяжёлым багажом аристократических традиций, доставшихся с номерами полков и прочими регалиями отживших своё монархий.

Пехота армий нового образца была почти что инфантерией, она формировала линию фронта, прочёсывала территорию, выдавливала врага. Единственное, что отличало раннюю пехоту армий нового образца от полноценной инфантерии, это сравнительно плотные боевые порядки и бездумная кавалерийская тактика. Эти порочные традиции привели к огромным потерям и позиционному тупику. Справедливости ради нужно сказать, что с помощью инфантерии вынужденно пытались восполнить место отсутствующей кавалерии. Развитие кавалерии было остановлено маразмом аристократических государств, эти дегенераты свели кавалерию к какому-то театру, к чисто декоративным функциям. Кавалерия должна иметь серьёзную защиту от инфантерии, которая если и существовала в какой-то мере в начале XIX века, то к эпохе скорострельного оружия выветрилась, совершенно перестала существовать. Кавалерия XX века, это всего лишь плохая, дорогая конная инфантерия. Кавалерия XX века, это совсем не кавалерия. А кавалерия нужна, вот солдатикам и приходилось её по нужде изображать.

Полноценная кавалерия могла родиться из танковых частей, но по ряду случайностей не повезло. Инфантерия не смогла избавиться от традиционных извращений, и ей и дальше пришлось исполнять функции кавалерии. Артиллерия на месте своего законного врага продолжала видеть инфантерию, для борьбы с которой она и дальше совершенствовалась, теряя своё искусство, и приобретая черты придурковатых самодуров-кавалеристов. Грань между родами войск стиралась. Конечно, здравые мысли появлялись, но они не могли прошибить мэнстрим, инерцию мышления, тупость и гонор генералов старого образца, и формирования качественных инструментов ведения войн, полноценной инфантерии, полноценной кавалерии, полноценной артиллерии, не произошло. Рода войск жёстко увязаны друг с другом, они создаются, чтобы противостоять друг другу, и дрейф, искажение одной компоненты триады родов войск автоматически вызывает дрейф, искажение всех остальных компонентов триады. Эволюция армий нового образца не разложила функции войск строго по полочкам, а наоборот, перемешала, армии стали иметь смешанный состав, армии стали общевойсковыми. Однако, тут повлияла не только плохая карма, не только традиционный поворот не туда, но и надвигающаяся термоядерная война.


Термоядерная революция.

Термоядерное оружие перемешало карты всем военным теоретикам. С одной стороны, это огромное преимущество, ядерный боеприпас кардинально увеличивает мощь артиллерии, нивелируя все возможности бронекавалерии. Один удачно пущенный ядерный снаряд нейтрализует целый танковый батальон. Но с другой стороны, это большая слабость, поскольку бронекавалерия тоже может использовать ядерные боеприпасы в собственных интересах, расчищая себе путь. Термоядерная война, это интенсивный обмен ядерными ударами, это огромные потери, и единственный шанс хоть как-то приемлемо выиграть термоядерную войну, это максимально быстро вывести из строя врага.

Термоядерная война делает бессмысленными осады, термоядерная война делает бессмысленной линию фронта. Термоядерная война убила инфантерию как таковую. Ожидаемые потери слишком велики, и ожидаемые потери при проводке колонн сквозь незачищенную территорию врага, отходят на второй план. Термоядерная война, это один сполшной Афганистан. Возможно, что афганской войной маразматики политбюро пытались показать "западу" свою готовность вести термоядерную войну.

Термоядерная война исключительно своеобразна. Термоядерная война, это множество "прокалывающих" ударов, идущих к ключевым целям на территории врага. Термоядерная война, это кавалерия, не боящаяся артиллерии. Танки прут не абы как, а защищённо, они идут по бурелому, оставленому "разграждающими" ядерными ударами. Дорога танковых клиньев, это цепочка ядерных ударов. Традиционная засада невозможна, как-то противостоять наступающим танкам могут только мобильные, сильно защищённые от радиации машины. Танки противника. Танки играют основную роль в термоядерной войне, а пехота ведётся с собой только для захвата важных, конечных целей. Важных опорных пунктов, узлов коммуникаций, городов. Нет, инфантерия термоядерной войны, это не пехотинцы, а основные танки, только танки могут хоть как-то выживать во время термоядерной войны.

Ещё одной характерной чертой термоядерной войны является игнорирование широких пространств, ограничение боёв коммуникациями. Наступление должно производиться максимально быстро, для чего необходимы максимально хорошие дороги, чтобы не снижать маршевую скорость. Танки прут по дороге, их отстреливают егеря, но это никого не волнует, потому что у танков план. Танки должны на всех парах ломиться к столицам европейских государств, чтобы окружить их и захватить, чтобы низвергнуть старые элиты на положение маргиналов и установить свои марионеточные правительства, выведя страну из войны. Танки должны не считаясь с потерями сокрушить, проломить в лоб врага, просто ради понтов. Да, термоядерная война, это тот самый блиц-криг.
Comments 
7-фев-2016 12:49 pm
Чота многовато максимализма и прилагательных. Но слог ничо так. ))
This page was loaded фев 25 2017, 2:25 am GMT.